Евразийский научно-исследовательский институт проблем права

YOUAH Главная
Вторник, 16 Июл 2024

Евразийский научно-исследовательский институт проблем права

Правосудие и правоохранительная деятельность в евразийском пространстве
Чёрная О.О.

Общественные отношения в области метеоро­логического обеспечения гражданской авиации (авиаметеообеспечения) заслуживают присталь­ного научного внимания уже постольку, посколь­ку они отражают всю гамму факторов, которые условно можно назвать «геобиосоциальными» основами поведения людей [20]. Влияние при­родных (геологических) и биологических про­цессов на деятельность человека не нуждается в доказывании. Отметим лишь, что они являются наиболее мощными детерминантами социально­го (в том числе правового) регулирования, а так­же юридически значимых действий индивидов. Очевидна и социальная составляющая этих отно­шений, которая присуща всем сферам человечес­кого бытия. Однако особенностью отношений по авиаметеообеспечению является то обстоятель­ство, что вышеуказанные факторы воздействуют на них прямо и непосредственно.

Приведем несколько фактов. В 2010 году «про­снулся» один из вулканов в Исландии. В результа­те примерно 80 % европейского неба было закры­то для полетов, убытки авиакомпаний за каждый день простоя оценивались примерно в 200 млн долларов США [24]. Косвенные финансовые по­тери из-за несвоевременной доставки грузов и пассажиров, как полагаем, не поддаются учету, не говоря о моральном вреде, причиненном пасса­жирам. Вот цена бездействия авиации из-за пло­хих метеоусловий в мирное время. Но если погода подводит во время войны, ценой зачастую стано­вится жизнь. Так, в один из дней января 1980 г. для замены личного состава, проходившего службу в составе группировки советских войск в Афгани­стане, из-за непогоды не было возможности задей­ствовать самолеты военно-транспортной авиации. В результате до места дислокации направилась ав­томобильная колонна, которая подверглась напа­дению противника на подходе к одному из авто­дорожных мостов на трассе Кабул-Баграм. Среди советских солдат были жертвы [12].

Коснемся вопроса обеспечения безопасности высших руководителей. Очевидно, что безопас­ность главы государства связана с управляемо­стью многими политическими процессами, а за­частую и стабильностью в той или иной стране. Учет метеоусловий является важным элементом обеспечения безопасности при поездках как вну­три страны, так и за ее пределами. Например, в сентябре 1959 г. проходил официальный государ­ственный визит тогдашнего руководителя СССР Н.С. Хрущева в Америку. Перелет осуществлял­ся на новейшем Ту-114 - самом большом в тот период в мире пассажирском самолете, причем на борту было около 80 человек, включая членов семьи советского лидера. Для получения навига­ционной и метеорологической информации по трассе полета (часть которого проходила над Ат­лантическим океаном) с опережением на 45 ми­нут летели два воздушных судна типа Ту-104, ко­торые систематически передавали на «борт № 1» сводки погоды. Их дублировали радиоданные с советских рыболовных судов, расположенных по цепочке на расстоянии 200 миль друг от друга от Исландии до побережья США. Сведения о погоде передавали и специально направленные в район

Атлантики надводные и подводные боевые кораб­ли советского военно-морского флота. Перелет прошел успешно, состоялись важные переговоры глав СССР и США [4].

И иная ситуация: недостаточный учет поль­ским экипажем сложной метеорологической обстановки в районе аэродрома «Смоленск-Се- верный» 10 апреля 2010 г. привел к катастрофе самолета Ту-154М № 101 Республики Польша, в которой погибли 96 человек, в том числе Прези­дент Польши Л. Качиньский, его супруга, почти все высшее командование Войска Польского, ряд государственных и общественных деятелей [12].

Как видим, хотя погода влияет практически на любую отрасль экономики, все же именно авиация оказывается наиболее зависимой от по­годных условий. От качества и своевременности метеообеспечения в значительной степени зави­сит эффективность и безопасность полетов воз­душных судов, интенсивность и экономичность авиаперевозок [5].

Каждые несколько секунд в течение всего года где-то на нашей планете взлетает или совершает посадку самолет. Миллионы людей участвуют в изготовлении, обслуживании и контроле средств и служб, необходимых для непрекращающегося цикла полетов. По данным ИКАО, за последние 25 лет от 6 до 20 % авиационных происшествий произошло из-за неблагоприятных метеоусло­вий, а в 30 % случаев они стали косвенными или сопутствующими причинами таких происшес­твий. Таким образом, примерно в 1/3 всех случаев сложные метеоусловия явились фактором небла­гополучного завершения полетов. По информа­ции Международной организации воздушного транспорта (International Air Traffic Association - ИАТА), эта цифра достигает 40 %. Приведенные данные показывают, насколько важное место в обеспечении безопасности гражданской авиации занимает авиационное метеорологическое обе­спечение [17]. В этой связи необходимо уделить пристальное внимание вопросу правовой защи­ты субъектов метеорологического обеспечения гражданской авиации.

Научного внимания к проблемам защиты субъектов метеорологического обеспечения ави­ации не проявлялось, однако отечественные уче­ные достаточно плодотворно работали над иссле­дованием понятий «защита», «охрана», «правовой механизм» и иных терминов, хотя единый подход ко всем названным категориям до сих пор отсут­ствует.

Предваряя изложение имеющихся точек зре­ния, заметим, исходя из их общего анализа, что нередко те или иные предлагаемые различны­ми авторами дефиниции недостаточно, на наш взгляд, учитывают значение употребляемых слов в соответствии с нормами русского языка. Между тем лингвистическая точность должна лежать в основе построения научных определений, осо­бенно в сфере права. Немаловажно, что законо­дательным требованием является использование в общероссийском публичном пространстве и го­сударственных средствах массовой информации эталонного русского литературного языка, при этом под нормами современного русского лите­ратурного языка понимается совокупность языко­вых средств и правил их употребления в сферах использования русского языка, в том числе как государственного языка Российской Федерации.

Можно утверждать, что требование четко­сти юридической терминологии так же старо, как само право. Отсутствие ясности в тексте за­кона влечет крайне негативные последствия для правопонимания и правоприменения, является существенным фактором риска для субъектов правоотношений. В эпоху древнеримских про­цессов отступление от текста закона влекло не­благоприятный исход дела [1]. Уже в тот период люди были очень внимательны к словам, исполь­зуемым в дискуссии или судебном процессе. Ари­стотель замечал, что «при приведении доводов неправильно умозаключают те, кто не знает зна­чения слов, - и когда сами рассуждают, и когда слушают других» [2]; по Цицерону, к рассуждени­ям дозволено приступать лишь после согласия в отношении предмета исследования [9, 21], а сред­невековый мыслитель Марсилий Падуанский считал необходимым прежде всего разобраться в «разных определениях, применяемых нами при рассмотрении основных вопросов» [15]. Дальней­шее развитие научных представлений о праве как сложном социокультурном явлении привело к пониманию трудностей формулирования право­вых терминов, которые были бы, с одной сторо­ны, понятны их адресатам, с другой - обладали бы признаками стабильности и полноты. Автор «Философии права» Г.В.Ф. Гегель, отмечая необ­ходимость простых правовых дефиниций, под­черкивал практическую невозможность какого- либо «окончательного» определения, ибо в силу постоянного развития права его «совершенство», по Гегелю, есть лишь «постоянное приближе­ние» [6]. Касаясь юридической терминологии, советский правовед В.М. Савицкий очень точно заметил, что ее «невыдержанность» непосред­ственно сказывается на научных исследованиях, «рождая схоластические споры» [17].

В русле этих традиций правовой науки мы по­лагаем необходимым рассмотреть соотношение категорий правозащитная и правоохранительная деятельность.

Прежде всего, обратимся к терминам «охра­на» и «защита». Некоторые ученые считают их равнозначными, отмечая, что правовая защита осуществляется государственными органами в рамках особых правоохранительных отноше­ний [14, 19]. Другой взгляд, что правовая охрана осуществляется постоянно, а защита - только при нарушении [16, 19, 22].

С.С. Юрьев указывает, что термин «защита» может рассматриваться в «узком» или «широком» значении. Он пишет: «С одной стороны, под за­щитой понимается процесс реализации права на обращение в компетентные органы (прежде всего, в суд), а также осуществления иных правомерных действий для пресечения наличествующего на­рушения охраняемых законом прав и интересов, т. е. для защиты «в узком смысле» необходим не­кий деликт. С другой стороны, в широком смысле защитой являются любые меры общей и частной превенции, направленные на предупреждение противоправных деяний и устранение причин, их порождающих, и с этой точки зрения норматив­ное урегулирование желательных для законодате­ля правил поведения в соответствующей области общественных отношений может расцениваться как защита» [23]. На наш взгляд, общее значение этих понятий в том, что и правозащита, и право­охрана рассчитаны на обеспечение прав и свобод человека и гражданина, а также создаваемых ими организаций.

Если обратиться к значению слов «охрана» и «защита», то можно сделать вывод, что «защита» имеет гораздо более широкое содержание. Смысл слова «охрана» в течение 200 лет раскрывается в русском языке прежде всего в значении «стеречь», то есть достаточно пассивном действии, тогда как «защита» не только пассивное, но и активное дей­ствие; при этом значение данных слов толкуется и с применением их для характеристики друг друга [3, 8, 10]. Взаимопересечение отношений по «защите» и «охране», их взаимообусловленность и единую регулятивную цель соответствующих норм можно наблюдать как в истории права, так и в современном законодательстве, включая кон­ституционные нормы [9].

Так, в «Толковом словаре живого великорус­ского языка» В.И. Даля (вобравшем словоупотре­бление середины XIX в.) читаем: «Охранять - сте­речь, беречь, оберегать, сторожить, караулить; боронить, защищать, безопасить, крыть, отстаи­вать, заступать, застаивать, держать в целости, сохранно, спасать»; «Защищать - оберегать, ох­ранять, оборонять, отстаивать, заступаться, не давать в обиду; закрывать, загораживать, охра­няя... Защита - всякая вещь, предмет, скрываю­щий, охраняющий кого или что; оборона, охрана, щит, скрывище; заступничество, покровитель­ство» [8].

Практически через 100 лет после выхода сло­варя В.И. Даля в «Словаре русского языка», пер­вое издание которого увидело свет в 1949 г., С.И. Ожегов дает такие определения интересую­щих нас слов:

«Охрана - 1. См. охранять. 2. Группа (людей, кораблей и т. п.), охраняющих кого-что-нибудь.

Охранять - оберегать, стеречь».

«Защита - 1. См. защитить. 2. То, что защи­щает, служит обороной. 3. Защищающая сторона в судебном процессе. 4. Часть команды, которая защищает ворота.

Защитить - 1. Охраняя, оградить от посяга­тельств, от враждебных действий, от опасности.

  1. Предохранить, обезопасить от чего-нибудь.
  2. (переносное значение) Отстоять перед чьей- нибудь критикой, возражениями» [10].

В начале XXI в. Институт лингвистических ис­следований РАН дает следующее толкование:

«Охрана - 1. К Охранять. 2. Группа вооружен­ных людей, кораблей, машин и т. п., охраняющих кого-либо.

Охранять - см. Охранить, т. е. сберечь, защи­тить».

«Защита - 1. К Защитить - Защищать. 2. Сто­рона в судебном процессе 3. Спортивный термин: игроки, защищающие участок поля.

Защитить - 1. Оградить от посягательства, на­падения, неприязненных и враждебных действий; оборонить. 2. Не позволить осуждать, ругать ко­го-либо (что-либо), доказывая, убеждая. 3. Предо­хранять от воздействия чего-либо (напр., глаза от солнца). 4. Доказывать правильность положений и выводов научной работы с целью получения со­ответствующей квалификации» [3].

Таким образом, смысл слова «охрана» в тече­ние 200 лет раскрывается прежде всего в значении «стеречь», т. е. достаточно пассивном действии, тогда как «защита» - не только пассивное, но и ак­тивное действие; при этом значения данных слов толкуются и с применением их для характери­стики друг друга. Взаимопересечение отношений по защите и охране, их взаимообусловленность и единую регулятивную цель соответствующих норм можно наблюдать как в современном зако­нодательстве, так и в истории права.

В частности, знаменитые Дигесты Юстиниа­на используют термин «защита» в 24 параграфах, «охрана» - в 28 параграфах, причем их употребле­ние связано с особенностями и конкретным со­держанием той или иной юридически значимой ситуации [9].

В действующей Конституции Российской Федерации термин «охрана» («охраняются») ис­пользован 16, а «защита» (защищать») - 30 раз.

Так, Конституцией Российской Федерации предусмотрено, что в Российской Федерации ох­раняются: труд и здоровье людей (ст. 7); земля и другие природные ресурсы (ст. 9); достоинство личности (ст. 21); право частной собственности (ст. 35); интеллектуальная собственность (ст. 44); права потерпевших от преступлений и злоупо­треблений властью (ст. 52); в присяге Президента Российской Федерации (ст. 82) содержится обя­зательство «охранять права и свободы человека и гражданина».

Слово «охрана» употреблено в тексте Консти­туции Российской Федерации в следующих кон­текстах:

-      фиксация права каждого на охрану здоро­вья и медицинскую помощь, финансирование федеральных программ охраны и укрепления здоровья населения (ст. 41);

-      определение предметов совместного веде­ния Российской Федерации и субъектов Россий­ской Федерации (охрана окружающей среды; осо­бо охраняемые природные территории; охрана памятников истории и культуры; законодатель­ство об охране окружающей среды - п. «д», «к»

ч.  1 ст. 72);

-      установление оснований ограничения пере­мещения товаров и услуг (если это необходимо для охраны природы и культурных ценностей - ст. 74);

-      формулирование обязанностей Президента Российской Федерации (он принимает меры по охране суверенитета Российской Федерации, ее независимости и государственной целостности - ст. 80) и Правительства Российской Федерации (которое осуществляет меры по охране собствен­ности и общественного порядка - ст. 114);

-      описание полномочий органов местного самоуправления (в частности, они осуществляют охрану общественного порядка - ст. 132).

Термин «защита» применяется в Конститу­ции Российской Федерации:

1)     при описании конкретных прав человека и гражданина:

-       на защиту чести и доброго имени (ст. 23);

-      на создание профессиональных союзов для защиты своих интересов (ст. 30);


-       на защиту от безработицы (ст. 37);

-      на обращение в межгосударственные орга­ны по защите прав и свобод человека, если ис­черпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты (ч. 3 ст. 46);

-      на защиту своих прав и свобод всеми спосо­бами, не запрещенными законом (ч. 2 ст. 45);

2)      при определении обязанности граждан Российской Федерации по защите Отечества (ч. 1 ст. 59);

3)      при формулировании обязанностей госу­дарства и его органов:

-      по защите прав человека и основных свобод (ст. 2), всех форм собственности (ст. 8), семьи, ма­теринства и детства (ст. 38);

-      по защите Конституции Российской Феде­рации, суверенитета и независимости, безопас­ности и целостности государства как обязанности Президента Российской Федерации (ст. 82);

-      по обязательному рассмотрению Советом Федерации принятых Государственной Думой федеральных законов по вопросам защиты го­сударственной границы Российской Федерации (п. «д» ст. 106);

-      по защите и обеспечению устойчивости ру­бля как основной функции Центрального банка Российской Федерации, которую он осуществля­ет независимо от других органов государственной власти (ст. 75);

4)     при описании установленных в Российской Федерации гарантий:

-       социальной защиты (ст. 7);

-      государственной защиты прав и свобод че­ловека и гражданина (ч. 1 ст. 45);

-       судебной защиты прав и свобод (ч. 1 ст. 46);

-      защиты граждан России, находящихся за пределами Российской Федерации (ч. 2 ст. 61);

-      местного самоуправления - в частности, по­средством права на судебную защиту (ст. 133);

5)      при закреплении предметов ведения Рос­сийской Федерации и субъектов Российской Фе­дерации:

-      в ведении Российской Федерации находятся: регулирование и защита прав и свобод человека и гражданина; регулирование и защита прав наци­ональных меньшинств; защита государственной границы, территориального моря, воздушного пространства, исключительной экономической зоны и континентального шельфа Российской Фе­дерации (п. «в», «и» ст. 71);

-      в совместном ведении Российской Федера­ции и субъектов Российской Федерации находят­ся: защита прав и свобод человека и гражданина; защита прав национальных меньшинств; защита семьи, материнства, отцовства и детства; социаль­ная защита; защита исконной среды обитания и традиционного образа жизни малочисленных эт­нических общностей (п. «б», «ж», «м» ч. 1 ст. 72);

6)     при регулировании оснований ограниче­ний прав и свобод:

-      в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нрав­ственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц (ч. 3 ст. 55);

-      в условиях чрезвычайного положения для защиты конституционного строя (ч. 1 ст. 56).

Ограничения перемещения товаров и услуг могут вводиться, если это необходимо для защи­ты жизни и здоровья людей (ч. 2 ст. 74 Конститу­ции Российской Федерации).

Отметим, что в Конституции Российской Фе­дерации только один раз используется термин «защитник» в значении адвоката, правом на ква­лифицированную юридическую помощь которо­го обладает каждый задержанный, заключенный под стражу, обвиняемый в совершении престу­пления (ч. 2 ст. 48).

Исходя из историко-правового и лексико­юридического анализа, а также конституцион­но-правового применения терминов «охрана» и «защита», представляется, что отношения по за­щите охватывают собой отношения по охране со­ответствующих прав, свобод и законных интере­сов субъектов правоотношений.

Таким образом, правозащитная деятельность в сфере защиты субъектов авиаметеообеспечения, включающая, в том числе, и правоохранительную деятельность, представляет собой процесс фор­мирования и закрепления норм, обеспечиваю­щих права и интересы субъектов соответствую­щих отношений, в нормативных правовых актах, а также создания адекватных им организационно­правовых структур, обладающих необходимой компетенцией и наделенных имущественными (в том числе финансовыми) и трудовыми ресур­сами.

В этой связи нами сформулировано опреде­ление правовой защиты субъектов авиаметео­обеспечения - это юридическая деятельность по предупреждению и пресечению посягательств на их права и законные интересы либо восстановле­нию нарушенных прав и законных интересов, осу­ществляемая для создания таких условий функ­ционирования соответствующих субъектов, при которых гарантируется максимальная эффектив­ность их работы по обеспечению безопасности полетов воздушных судов в метеорологическом отношении.


Статья опубликована в журнале Евразийcкая адвокатура № 2 (21) 2016