Евразийский научно-исследовательский институт проблем права

YOUAH Главная » События и новости » Июнь 2012г. » Интервью с руков. центра исслед. проблем органиpз. и деятельности адвокатуры Евразийск. научно-исследовательского института проблем права, адвокатом коллегии адвокатов Респ. Баш. «Муратов и партнеры» А.В. Рагулиным
Суббота, 22 Июл 2017

События и новости

Интервью с руков. центра исслед. проблем органиpз. и деятельности адвокатуры Евразийск. научно-исследовательского института проблем права, адвокатом коллегии адвокатов Респ. Баш. «Муратов и партнеры» А.В. Рагулиным

Частный детектив это высококвалифицированный, независимый специалист, который поможет Вам решить любые вопросы и возникающие проблемы в различных сферах. Детективное агентство «Частный детектив Украина» в городах Александрия, Алчевск, Артемовск, Ахтырка, Белая Церковь. Вся подробная информация на сайте http://detectives-ukraine.com



Визитная карточка гостя:


Рагулин Андрей Викторович — кандидат юридических наук, доцент, руководитель центра исследования проблем организации и деятельности адвокатуры Евразийского научно-исследовательского института проблем права, доцент кафедры уголовного права и процесса Академии ВЭГУ, адвокат коллегии адвокатов Республики Башкортостан «Муратов и партнеры», заместитель главного редактора международного научного журнала «Евразийский юридический журнал», член Научно-консультативного и экспертного совета Гильдии Российских адвокатов.
Сфера научных интересов: актуальные проблемы квалификации преступлений; уголовно-процессуальные, стратегические, тактические и методические аспекты участия профессионального защитника в уголовном судопроизводстве, проблемы практической реализации и охраны профессиональных прав адвоката. Адвокатская специализация: ведение уголовных дел различной категории сложности и направленности.


Здравствуйте Андрей Викторович!

Если позволите начать разговор с вопроса, почему вы решили стать юристом, что повлияло на выбор профессии? Более того, почему решили заняться научной деятельностью?

Стать юристом, я, можно сказать, мечтал с детства, поскольку желание заниматься защитой прав у меня был еще тогда. Позже, я узнал, что есть такая юридическая профессия — «адвокат», основным предназначением которой является защита прав и свобод человека и гражданина, юридических лиц, и тогда я уже утвердился в своем желании.
На мой выбор, несомненно, повлияли родители, которые хотя и сами не являются юристами, привили у меня нетерпимость к несправедливости, нарушениям прав и свобод человека. Определенное влияние оказала и общественно-политическая ситуация в России в середине и конце 90-х гг. XX в., когда существенно возросла потребность государства и общества в квалифицированных юридических кадрах.
Что же касается причин, которые побудили меня заняться научной деятельностью, скажу следующее. Закончив Башкирский экономико-юридический техникум и поступив в Академию ВЭГУ, я остался преподавать в техникуме, параллельно работая юрисконсультом. По предложению преподавателей нашего вуза я принял участие в студенческой конференции и конкурсе научных работ. Эти мероприятия стали стартовой площадкой в моей исследовательской деятельности. Когда я попробовал совмещать практическую деятельность с преподавательской и научной, я понял, что педагогическая работа помогает практической, а занятие научной деятельностью упрощает работу по подготовке процессуальных документов и обоснованию своей позиции на практике. Практическая деятельность, в свою очередь, позволяет выявлять проблемные моменты правоприменения, которые желательно устранить.

Вот уже несколько лет сферой Вашего научного интереса является спектр вопросов участия адвоката в уголовном процессе, ведь так?

Да, я углубился в данную научную проблематику примерно через год после того как я сдал квалификационный экзамен на статус адвоката и начал осуществлять защиту по уголовным делам. Ранее я исследовал преимущественно проблемы связанные с уголовным правом. Тема моей кандидатской диссертации – «Хулиганство: уголовно-правовые аспекты».
В ходе практической работы и осуществления научных изысканий по проблемам деятельности адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве постепенно выкристаллизовалась тема для докторской диссертации – «Проблемы законодательной регламентации, охраны и практической реализации профессиональных прав адвоката-защитника и пути их решения». Работу над ее текстом я в настоящий момент завершаю. Актуальность данной темы состоит в том, что несмотря на закрепление в российском законодательстве широкого круга профессиональных прав адвоката-защитника, а также присутствие международно-правовых и внутригосударственных гарантий, направленных на обеспечение его деятельности, законодательно закрепленные положения отчасти носят декларативный характер. Это проявляется как в невозможности либо существенной затрудненности в реализации предоставленных адвокату-защитнику профессиональных прав, так и в незаконном воздействии на адвокатов, представляющем собой вмешательство в их деятельность или воспрепятствование ей.

Андрей Викторович за последние несколько лет в России достаточно сильно изменилось и уголовное и уголовно-процессуальное законодательство. В тоже время нам так и не удается изменить правоприменительную практику (по статистике достаточно большой процент судебной ошибки допускается при вынесении решений) Как вы считаете, почему так происходит?

Данная проблема многоаспектна. На мой взгляд, среди основных причин имеющейся ситуации следует указать на рассогласования между действующими правовыми нормами и отсутствие социальной обусловленности некоторых изменений законодательства. В качестве одной из причин необходимо назвать и «статичность мышления» правоприменителей: законодательство меняется, но следователи и судьи все еще мыслят старыми категориями. К сожалению, присутствует и фактор «черствости»: для сотрудников правоохранительных органов и суда человек, попавший в сферу уголовного судопроизводства к сожалению не является человеком в полном смысле этого слова.
Мне часто, почти каждый день, вспоминаются слова известного ученого, в прошлом судьи Московского городского суда, одного из авторов Концепции судебной реформы в России С.А. Пашина: «в настоящее время оправдывается лишь 0,71 % обвиняемых, при этом около половины оправдательных приговоров отменяется… В предвоенные годы число оправдательных приговоров достигало 20-25%, а в послевоенные годы сталинской тирании – до 10 %.» Похожие данные приводит известный ученый и адвокат И.Л. Трунов: «с учетом обвинительного уклона нашей правоохранительной системы и суда (процент оправдательных приговоров 0,46% при мировой практике 15-20%, количество оправдательных приговоров, составлявшее в практике военных трибуналов 1941-1945 гг. порядка 7% от рассмотренных дел) невиновных осуждается от 15% до 20%».
Тем не менее, я отношу себя к сторонникам тех юристов, которые полагают, что сам по себе низкий процент оправдательных приговоров еще не говорит о низком качестве современного российского правосудия. Но, к сожалению, это далеко не единственный фактор, который наводит на эту мысль.
К сожалению, в системе правоохранительных органов не изжили себя коррупционные проявления, которые в конечном итоге приводят к такому явлению как «заказные уголовные дела». Значительное повышение заработной платы сотрудникам полиции и ряду других сотрудников правоохранительных органов пока сказалось лишь на одном: люди говорят что суммы взяток стали больше в несколько раз. Сам не давал. Не в моих правилах. Но работая «на земле» нельзя не видеть и не слышать того, какими слухами эта «земля» полнится.
На работоспособность системы правоохранительных органов и, в особенности на служебной деятельности оперативного сотрудника, дознавателя, следователя, прокурора и судьи негативно сказываются и другие явления — нехватка опыта работы, подчас – невысокий уровень профессиональной подготовки, а чаще – недостаточные требования к самим себе, нежелание работать, ложно понятые интересы службы.
«Если у вас нет судимости – это не Ваша заслуга, а наша недоработка» — вот девиз нашей системы правоохранительных органов. Этот девиз часто видишь в кабинетах оперативников, рядом с портретом Ф.Э. Дзержинского. Реже его увидишь в кабинетах следователей, и никогда не видел я его у судей. Но проблема не в демонстрации вышеприведенного словосочетания всем посетителям соответствующего кабинета, а в том, что этот девиз засел глубоко в голове наших «правоохранителей», и если он не висит в рамке или на листочке на стене, это не значит что его положения не воплощаются на практике.
Нельзя не отметить и недостатки системного характера, связанные с проблемами современного юридического образования. В одних вузах, чтобы стать студентам до сих пор требуются не знания, а деньги. В других вузах деньги требуются для того чтобы студент на протяжении пяти –шести лет делал вид что он учится. К сожалению и многие вузы сейчас не особо гонятся за качеством образования. Многим выгоднее принять на работу большое число преподавателей без ученых степеней, лишь бы платить им поменьше. Да и доцентам и профессорам не особо хорошо платят. Чтобы с голоду и от холода не умереть хватает, но не больше. Это, естественно, убивает позитивный порыв, благие побуждения преподавателей, и проведение занятий превращается не в творческий процесс, а в низкооплачиваемую рутину.
А если еще студенты не находятся даже на минимально необходимом уровне? ВУЗ ведь не школа, и не детский сад, заново, с нуля, учить он не должен. ВУЗ – это надстройка, над средней школой. Но современная школа – это также, отдельная история.
Сам я был во многих вузах – и в ведущих столичных, и в мало кому известных — провинциальных, беседовал с преподавателями и с самими студентами и пришел к выводу: мало, очень мало толковых студентов- юристов сейчас. Но большинство из них, уже при поступлении, столкнулось с коррупционными проявлениями. Многие из будущих юристов уже настолько впитали в себя коррупционную составляющую, что она стала, что называется их второй натурой. И это еще хорошо, что не первой. Хотя кто знает?
В итоге наша страна получает юристов со слабой теоретической подготовкой и слабыми навыками практической работы, но зато – готовых к реальной жизни в плане «левого заработка». В итоге мы получаем оперативников, следователей, прокуроров, судей которые готовы лишь халтурить и брать взятки. О тексте и тем более о смысле Закона такие «юристы» имеют лишь отдаленное представление, или не имеют его вовсе.
Многие из этих «специалистов» вскоре станут судьями, ведь известно, что судейский корпус формируется, в значительной степени за счет следственно-прокурорских работников. Правда есть у судей еще и своя «школа» — помощники и секретари. Но откуда они? С другой планеты? Нет, из тех же юридических и «юридических» вузов, сидели с этими следователями за одной партой. Впитывали одни и те же «ценности» и получали одни и те же «знания».
Правда, на практике они усвоили нечто другое, а именно изнутри увидели судебную систему: подчиненность ее административному давлению, тесную взаимосвязь судей с полицией, прокуратурой, квалификационные комиссии которые своих практически не сдают, раболепие перед вышестоящим судом, советы с судьями вышестоящего суда, согласование с ними большинства принимаемых решений, власть Председателя суда и значительную зависимость от него, пожизненность назначения, немаленькие зарплаты и возможность очень хорошего «приработка», отсутствие санкций за отмену решений, направленность вышестоящих судов на «проштамповку» решений нижестоящих, практически полную неэффективность процедуры обжалования судебных решений, нежелание слушать ничьи доводы, кроме доводов судьи, ранее принявшего решение. Нередко – полное игнорирование правовых норм. В общем – зависимость от всех, но не от закона.
О вышеперечисленных проблемах многократно писалось в многих научных работах и говорилось во многих выступлениях. О них говорят и политики, и адвокаты, и даже сами следователи и судьи. Предлагаются «рецепты» как от них избавиться, многие из которых, в совокупности друг с другом, не лишены логики и здравого смысла. Но, к сожалению, пока эти «рецепты» никто их не слушает, в жизнь они воплощаются медленно.

Как на ваш взгляд можно снизить процент судебной ошибки, привлечения к ответственности невиновного?

Если говорить об этом кратко, то с моей точки зрения, для снижения судебных ошибок необходимо:
— предоставить адвокату-защитнику возможность беспрепятственно реализовывать на практике все предоставленные ему законодательством профессиональные права;
— изменить подходы к формированию судейского корпуса и к оценке деятельности судов;
— изменить подходы к формированию и оценке деятельности правоохранительных органов.

В последнее время после «массовых» поправок внесенных в УК в конце прошлого года, в научном сообществе заговорили о необходимости принятия, как нового УК так и УПК. Насколько такой шаг оправдан на ваш взгляд?

Мне представляется, что вряд ли имеет смысл говорить о необходимости принятия новых УК и УПК. По-моему нужны продуманные, научно обоснованные и социально обусловленные поправки в действующее законодательство.

Кроме того, как вы наверно слышали Госдума в первом чтении приняла президентский законопроект, который вводит сокращенный вдвое порядок производства дознания по ряду уголовных дел, а также предусматривает отказ от понятых в пользу использования технических средств для фиксации отдельных следственных действий. На ваш взгляд, насколько оправдана такая законодательная инициатива? Как принятие таких поправок может отразиться на ходе следственных действий и вообще объективности процесса?

Сокращенный порядок, в ряде случаев, если действительно установлено лицо, совершившее преступление, и оно признало свою вину, наверное, имеет право на существование. Но это только в том случае, если каждый человек будет на 100% огражден от злоупотреблений, которые имеют место в практике осуществления предварительного расследования. Что же касается использования технических средств, это, наверное здравая идея, ведь далеко не всегда можно пригласить понятых для участия в следственном действии. Вместе с этим, здесь также нужны правовые механизмы, позволяющие исключить возможные злоупотребления со стороны сотрудников, осуществляющих расследование.
Сокращенное дознание, в идеале, должно позволить уделять большее внимание сложным делам, более детально разбираться в них, а значит – принимать более взвешенные процессуальные решения. Как будет на деле? Поживем –увидим.

Также хотелось бы у Вас узнать, с чем была связана идея создания Евразийского научно-исследовательского института проблем права?

Дело в том, что Республика Башкортостан географически находится на стуке Европы и Азии. Проанализировав информацию о всевозможных государственных и общественных организациях мы пришли к выводу о том, что в нашей республике нет комплексной научно-исследовательской структуры, которая бы занималась как проведением исследований, так и объединением ученых и практических работников в области правовых и политических явлений на Евразийском правовом пространстве. В связи с этим пришла идея объединения ученых-юристов из разных регионов России, стран-участниц Содружества Независимых Государств, а также государств дальнего зарубежья в рамках единого научно-исследовательского института.

Какие цели в настоящее время стоят перед Евразийским научно-исследовательским институтом проблем права?

Главная цель создания и функционирования института – это консолидация в рамках единой организации юридической общественности, занимающейся исследованием актуальных проблем юридической науки и правоприменительной практики на Евразийском правовом пространстве.

Как и у всякого учреждения у института существуют принципы деятельности. На основе каких принципов построено Ваше научно-исследовательское учреждение?

Институт функционирует на принципах беспрецедентной масштабности деятельности, демократичности условий, взаимопомощи при осуществлении научной деятельности, внутреннего взаимообмена информацией, сочетания традиционных и инновационных средств коммуникации, отсутствия бюрократических барьеров, открытости деятельности и сотрудничества, адекватного материального и нематериального стимулирования деятельности сотрудников и обеспечения эффективностной консолидации усилий. Именно этим наша организация отличается от других научно- исследовательских учреждений, в том числе и учреждений юридического профиля.

Какова структура и какие сферы научных исследований охватываются подразделениями Евразийского научно-исследовательского института проблем права?

В настоящее время в структуре нашего института действуют 6 научно-исследовательских центров. Это центр международно-правовых исследований, центр исследования проблем организации и деятельности адвокатуры, центр политико-правовых исследований, центр государственно-правовых исследований, центр Интерэкоправа, центр социологии права и правоохранительных органов. У центров существует и своя структура, которая обусловлена особенностями исследований в рамках соответствующего научного направления. Помимо этого существуют вспомогательные подразделения: редакционно-издательский центр, центр патентно-лицензионной работы и IT-отдел.

Кто конкретно занимается исследованиями в вышеуказанных центрах и отделах?

Это, как правило, люди имеющие ученые степени доктора или кандидата наук, однако есть и практические работники, а также вспомогательный персонал.

Ваши сотрудники это представители учреждений из Башкортостана или есть ученые, которые трудятся в других регионах России и зарубежных государствах?

Нашими сотрудниками являются квалифицированные специалисты из городов Уфы, Москвы, Санкт-Петербурга, Пензы, Саратова, Барнаула, даже есть сотрудник из Владивостока. Что касается зарубежных представителей нашей организации, то ими являются ученые и практики из Республики Казахстан – это доцент Куат Рахимбердин, Украины – Юрий Косменко, Азербайджанской Республики – Генеральный секретарь конфедерации юристов доктор философии Надир Адилов. С недавнего времени научным сотрудником из Франции является адвокат Парижской адвокатской палаты Дмитрий Литвинский. Сейчас готовим соглашение о представительстве нашего института в Республике Беларусь. Есть и специальный представитель нашей организации в Странах Евросоюза, им является Марина Байтеева из Федеративной Республики Германия.

Каковы результаты исследовательской работы за последнее время?

Наш институт выпускает монографии, проводит международные конференции, готовит методические работы как научной, так и практической направленности, оказывает консультационные услуги, так сказать правовую помощь гражданам, предоставляет редакционно-издательские услуги, содействует оформлению документов в сфере патентоведения.
Сотрудниками института активно проводятся научные исследования, осуществляется публикация их результатов в ведущих российских и зарубежных научных журналах, апробация результатов исследований в ходе всероссийских и международных научно-практических конференций. В последнее время сотрудниками института осуществлено издание ряда имеющих значение для юридической науки и практики научных и учебно-методических работ, как в нашем издательстве, так и в ведущих российских и зарубежных издательствах.
Одно из главных наших достижений — издание Евразийского юридического журнала, который является международным и распространяется как в регионах России, так и в странах СНГ. Этот журнал включен в Высшей аттестационной комиссией Минобрнауки РФ в Перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание ученых степеней доктора и кандидата наук. Наряду с этим институт принимает участие в подготовке к изданию и выпуску ежеквартального научно-практического журнала «Вестник Адвокатской палаты Республики Башкортостан».
21 февраля 2011 г. институтом проведена I-я Международная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы совершенствования законодательства и правоприменения», издан и разослан авторам трехтомный сборник материалов. В январе 2012 г. проведена II конференция. Планируется проводить эти мероприятия ежегодно.
Также институтом проведен конкурс научных работ (статей) по международному праву, посвященный 85-летию профессора И.И. Лукашука («Лукашукские чтения») и конкурс научных материалов по итогам конференции. В настоящее время проводятся мероприятия по подготовке и проведению II-й международной научно – практической конференции и II-го конкурса «Лукашукские чтения».
Институтом осуществляется проект «Евразийский юридический портал», основными целями которого является создание информативной научной базы в области права для успешного ориентирования в современном юридическом мире, а также свободный обмен теоретическими и практическими знаниями в области права в рамках стран СНГ.
В рамках деятельности НИИ и Евразийского юридического журнала заключены соглашения о сотрудничестве с ведущими учебными и научно-исследовательскими центрами России и зарубежных государств (Московская государственная юридическая академия (г. Москва), Российская академия адвокатуры и нотариата (г. Москва), Российский университет кооперации (г. Мытищи, Московская обл.), Башкирская академия государственной службы и управления при Президенте Республики Башкортостан (г. Уфа), Институт Законодательства Республики Казахстан (г. Астана), Институт государства и права НАН Украины им. В.М. Корецкого (г. Киев), Российский новый университет (г. Москва), Карагандинский университет «Болашак» (г. Караганда), с органами государственной власти Российской Федерации и ее субъектов (Государственное собрание – Курултай Республики Башкортостан), судебными органами (Экономический Суд Содружества Независимых государств (г. Минск)) а также с иными учреждениями, предприятиями и организациями (Конфедерация Юристов Азербайджана (г. Баку), Адвокатская Палата Республики Башкортостан (г. Уфа), Экономико-правовой центр «Паритет» (г. Воронеж), Коллегия адвокатов Республики Башкортостан «Муратов и партнеры» (г. Уфа), Коллегия адвокатов «Трунов, Айвар и партнеры» (г. Москва), ЗАО «Ростэк-Башкортостан» (г. Уфа) и другими).
С вышеприведенными организациями активно осуществляется сотрудничество по основным направлениям деятельности НИИ.
Кроме того, институт выступил базовой экспертной организацией при проведении Государственным собранием – Курултаем Республики Башкортостан конкурса научных работ учащихся школ «Юный правовед», реализовал совместный проект «Эж-Юрист и Евразийский юридический журнал — авторам», главный редактор научно-практического журнала «Евразийский юридический журнал» д.ю.н. И.З. Фархутдинов включен в состав арбитров Международного центра по урегулированию споров при Экономическом Суде Содружества Независимых Государств, активно производится взаимообмен информационными и научными материалами с партнерами.

Большое спасибо Андрей Викторович за ответы.

Источник:
http://nauka-pravo.com/blogs/intervyu/intervyu-s-rukovoditelem-centra-isledovanija-problem-organizaci-i-dejatelnosti-advokatury-evraziiskogo-nauchno-isledovatelskogo-instituta-problem-prava-advokatom-kolegi-advokatov-respubliki-bashkortostan-muratov-i-partnery-a-v-ragulinym.html