Евразийский научно-исследовательский институт проблем права

YOUAH Главная » Все юридические новости » Юридические новости » Штраф как вид административного наказания
Суббота, 15 Июн 2024

Все юридические новости

Штраф как вид административного наказания

Правосудие и правоохранительная деятельность в евразийском пространстве
Сафарянов И.Ф.

Штраф как вид административного наказания

Наказание в виде административного штра­фа чаще всего используется в борьбе с админи­стративными правонарушениями и с неправо­мерными действиями вообще. Штраф как мера воздействия, помимо превентивных и ряда иных свойств, весьма интересен еще одним качеством, не связанным с карательным воздействием: он яв­ляется источником дохода. Штрафы, особенно за нарушения таможенных, налоговых, валютных [3] правил, правил дорожного движения, торгов­ли [4], являются важным источником пополнения консолидированного бюджета.

В учебной литературе штраф, взимаемый ад­министративными органами, признается первым из ныне известных административных наказа­ний [5]. Штраф известен со времен древнерусского государства, эпохи существования Русской Прав­ды (Сборника правовых норм русского права). В силу того, что Русская Правда не разграничивала уголовные преступления и административные проступки, неуплата штрафа признавалась пре­ступным деянием. Следует отметить, что штраф обладал и фискальным характером, являясь сред­ством пополнения государственной казны. Таким образом, нормы Русской Правды, регламенти­рующие штрафы, стали основой возникновения административного штрафа и, вследствие этого, разграничения преступлений и административ­ных правонарушений.

Под административным штрафом понима­ют меру административного принуждения. Ад­министративный штраф обусловлен админист­ративно-властным взысканием у лица, совершив­шего административное правонарушение, денеж­ной суммы, т. е. выражается в юридически обя­зательном, одностороннем, принудительном ха­рактере действий государственных органов и их должностных лиц и, соответственно, имеет пу­блично-правовой смысл. По своей сути админи­стративный штраф является вполне допускаемой формой ограничения прав человека и граждани­на, так как такое вмешательство создается непо­средственно государством в соответствии с феде­ральным законом в интересах государственной безопасности, территориальной целостности или общественного спокойствия с целью предотвра­щения противоправных действий, охраны здоро­вья или нравственности и защиты прав и свобод граждан.

Административный штраф обладает родовы­ми признаками административного наказания. Го­сударственный характер данной меры обусловлен содержанием ее в административном законода­тельстве, являющемся по своей сути публично­правовой волей государства. Анализ администра­тивно-правовых санкций, применяемых за совер­шение административных правонарушений, по­зволяет сделать вывод о большой распространен­ности данной административной меры. К тому же наиболее существенным для целей осознания административного штрафа как меры админи­стративной ответственности является то, с каки­ми правовыми реалиями сопряжена реализация содержательных перспектив рассматриваемой меры. Негативный характер случаев, излагаемых в самом законе с точки зрения материальной по­зиции приемлемости применения администра­тивного штрафа, придает ему смысл конечной реакции государства на нарушения администра­тивно-правовых положений. По числу случаев, изложенных в статьях Особенной части КоАП РФ, административный штраф за совершенные адми­нистративные правонарушения считается самой применяемой мерой административной ответ­ственности [1].

Закрепленная в законе мера, как и ее связь с административно-деликтным деянием, не пока­зывает суть административного штрафа как меры административной ответственности. Как и другие виды административных наказаний, администра­тивный штраф применим с учетом общих прин­ципов административной ответственности и, в частности, принципа вины, без которой отсут­ствует состав административного правонаруше­ния, и, соответственно, юридическая ответствен­ность не только не представляется возможной, но и становится бессмысленной. Вместе с тем, штраф как мера административного наказания, приме­няемая исключительно индивидуально, разделя­ется законодателем в зависимости от того, в каком качестве гражданин выступал при совершении административного проступка. С учетом того, что гражданин, должностное лицо или юридическое лицо является субъектом административной от­ветственности, в статьях Особенной части КоАП РФ и правоприменителем в конкретной ситуации определяются как размер, так и условия назначе­ния административного штрафа. Исходя из это­го, административный штраф имеет фиксирован­ную, установленную КоАП РФ денежную сумму и взимается принудительно в случае совершения административного правонарушения.

Административный штраф за совершенное правонарушение назначается в качестве основ­ного административного наказания. Так, нало­жение штрафа говорит о решении вопроса об административной ответственности гражданина, допустившего правонарушение, и не подразуме­вает каких-либо других негативных последствий. Применение же наравне с такой мерой любого другого административного наказания как до­полнительного не касается собственно реализа­ции административного штрафа, а лишь увели­чивает наказательное воздействие на гражданина, допустившего административный проступок. Тем самым достаточность административно-на- казательного вмешательства в правовой статус лица, допустившего административное право­нарушение, исключает правовое осуществление административного штрафа в совокупности с ка­ким-либо другим основным административным наказанием. Не представляется соизмеримым применение наравне с административным штра­фом как основным административным наказа­нием, например, такой меры, как конфискация орудия совершения или предмета администра­тивного правонарушения (например, ст. 8.17, 8.19, 8.20 и 13.2 КоАП РФ) или административное вы­дворение за пределы Российской Федерации ино­странного гражданина или лица без гражданства (ч. 2 ст. 18.1 и ч. 2 ст. 18.4 КоАП РФ), присоеди­няемой здесь законом в качестве только допол­нительной санкции. Это положение не отвечает общим принципам применения основных и до­полнительных санкций, основанных на началах справедливости, соразмерности, индивидуали­зации ответственности, избирательного воздей­ствия на правонарушителя, экономии наказа- тельных мер, на строгом соотношении их тяжести в соответствии с общими положениями системы наказаний. Таким образом, исходя из природы и сущности административного наказания как меры ответственности, дополнительное наказа­ние не может быть более тяжелым, чем основное, и не может быть подобным ему. В соответствии с этим еще более не ясно, почему федеральный законодатель принял решение, что в данных об­стоятельствах санкция в виде административно­го штрафа представляется, как для субъекта от­ветственности, так и объективно, более жесткой, чем, например, административное выдворение за пределы Российской Федерации. С точки зре­ния всеобщей системы административных на­казаний, в основу которой заложена степень их относительной жесткости, административные штрафы при поддержании условия, удовлетво­ряющего в то же время фискальные потребности непосредственно государства, могут и должны за­конодательно формироваться как основное и до­полнительное административное наказание. Так, считаем необходимым также внести изменения в статьи Особенной части КоАП РФ с тем, чтобы в определенных правовых ситуациях гарантиро­вать административному штрафу необходимое соответствие и согласованность с взаимозависи­мыми административными санкциями. Мы зна­ем, что в системе административных наказаний административный штраф выступает вторым на­казанием после предупреждения, а стало быть, может составить ему конкуренцию.

Важным показателем, отмечающим характер административного штрафа как меры админи­стративной ответственности, выступает процес­суальный порядок его осуществления. Действу­ющий КоАП РФ устанавливает полномочия налагать административный штраф как на физи­ческие, так и на юридические лица, за большим кругом административно-юрисдикционных орга­нов. В таком случае установленный федеральным законом административный (внесудебный) поря­док наложения административного наказания в виде административного штрафа представляется отчасти несопоставимым с требованиями Кон­ституции РФ о неприемлемости лишения любого лица собственного имущества иначе как по ре­шению суда (ч. 3 ст. 35 Конституции РФ). Более категоричной позиции придерживается, в част­ности, В.Д. Сорокин, рассматривая юридическую природу денег как объекта административного штрафа. Суть вопроса в том, что из принятой гражданским законодательством вещной приро­ды денег следуют общие для всех имущественных предметов отношения собственности, и отсюда деньги как таковые могут обозначаться объектом различных форм собственности. Конституцион­ные гарантии применительно к любым ситуаци­ям изъятия имущества (например, конфискации) должны в той же мере распространяться и на слу­чаи отчуждения денежных средств у лица с помо­щью наложения административного штрафа [2, 6]. Таким образом, исследователь приходит к за­ключению о возможности лишь судебного поряд­ка наложения административного штрафа.

Отсюда следует, что процессуальные гаран­тии применения административного штрафа как денежного взыскания, направленного на такой специфичный объект собственности, как день­ги, в отношении физических лиц должны быть в любом случае наиболее серьезными, чем в от­ношении юридических лиц. Различный порядок взыскания административного штрафа с физиче­ских и юридических лиц нацелен не на то, чтобы поставить их в неравные условия в сфере имуще­ственных отношений, а на то, чтобы не позволить вмешаться в права личности, так как применение данного административного наказания относится к оценке характера и степени ограничения зави­симых (личных) прав и свобод гражданина, что реализуется именно на стадии его назначения. Это положение может быть разрешено лишь посредством судебного разбирательства, где сто­роны пользуются такими же возможностями по отстаиванию своих прав, где характер, сама про­цедура и предъявляемые к ней требования позво­ляют объективно и всесторонне с большим вни­манием и осмотрительностью разрешить дело по существу.

Статья опубликована в журнале Евразийcкая адвокатура № 4 (23) 2016