Евразийский научно-исследовательский институт проблем права

YOUAH Главная » События и новости » Ноябрь 2016г. » Предложения по результатам работы круглого стола «Актуальные проблемы развития адвокатуры как института, предназначенного для оказания квалифицированной юридической помощи» (Общероссийский гражданский форум, Москва, 19 ноября 2016 г.)
Четверг, 23 Ноя 2017

События и новости

Предложения по результатам работы круглого стола «Актуальные проблемы развития адвокатуры как института, предназначенного для оказания квалифицированной юридической помощи» (Общероссийский гражданский форум, Москва, 19 ноября 2016 г.)

Рагулин А.В. (отв. редактор),

Сучков А.В., Гаврилов С.Н.,

Талантов Д.Н., Клювгант В.В., Мельниченко Р.Г.

Предложения по результатам работы круглого стола

"Актуальные проблемы развития адвокатуры как института,

предназначенного для оказания квалифицированной юридической

помощи", проведенного в рамках Общероссийского гражданского

форума - 2016 (г. Москва, 19 ноября 2016 г.)


1. Участники круглого стола, проведенного в рамках ОГФ-2016, обсудив вопросы, касающиеся актуальных проблем развития адвокатуры как института гражданского общества, отмечают, что важнейшей предпосылкой для достижения Российской Федерацией уровня экономического и социального развития, соответствующего статусу ведущей мировой державы XXI века, занимающей передовые позиции в глобальной экономической конкуренции и надежно обеспечивающей национальную безопасность и реализацию конституционных прав граждан, является создание и развитие институтов, направленных на обеспечение прав человека и верховенство права. Достижение этой цели невозможно без развития адвокатуры – независимого от государства, самоуправляемого института гражданского общества, обеспечивающего соблюдение конституционных гарантий права каждого на получение квалифицированной юридической помощи. При этом основой института адвокатуры является адвокат как независимый профессиональный советник по правовым вопросам.

2. Участники круглого стола отмечают, что они в полной мере поддерживают позицию Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, сформулированную им в Рекомендацияхот 18.08.2015 по итогам специального заседания на тему:
"О роли адвокатуры в правозащитной деятельности" (http://president-sovet.ru/documents/read/384/) и Рекомендациях от 27.03.2016, принятых по итогам специального заседания "О дополнительных гарантиях независимости адвокатов при исполнении ими служебных обязанностей" ( http://president-sovet.ru/documents/read/447/).

В этой связи участники Круглого стола подчёркивают острую необходимость скорейшего принятия и вступления в силу законодательных предложений, являющихся приложениями к Рекомендациям Совета от 27.03.2016 и направленных на создание реальных законодательных гарантий адвокатской деятельности, включая (но не ограничиваясь этим) установление ответственности за незаконные вмешательство в неё и воспрепятствование ей, а также надлежащего учёта следующих принципиальных позиций при доработке Государственной программы "Юстиция", Концепции реформирования сферы правовой помощи и последующей разработке основанных на них нормативных актов:

- недопустимо рассматривать пути реформирования института адвокатуры исключительно в рамках "создания единого рынка услуг по оказанию юридической помощи". Напротив, важно, развивая и совершенствуя адвокатуру, способствовать укреплению ее положения как правозащитного института гражданского общества, активного проводника принципов правового государства в целях защиты прав граждан и организаций, а не как структуры, действующей в на рынке юридических услуг;

- необходимо, чтобы совершенствование сферы профессиональной правовой помощи, в том числе новые организационные формы для объединений адвокатов и коммерческих юристов, было ориентировано на сохранение и повышение профессионально-этического потенциала адвокатского сообщества, исключало снижение стандартов профессионального отбора в адвокатуру, без необоснованного упрощения критериев и условий получения бизнес-юристами статуса адвоката;

- статус адвокатуры как правозащитного института гражданского общества и профессиональной саморегулируемой организации исключает установление государственного контроля или надзора (в том числе со стороны Министерства юстиции РФ и его органов) за осуществлением профессиональной адвокатской деятельности по оказанию квалифицированной правовой помощи и её результатами. Исходя из этого, регулирование адвокатской деятельности должно осуществляться преимущественно самим адвокатским сообществом при минимально необходимом участии государства там, где это требуется для обеспечения законодательных гарантий этой деятельности. При этом участники Круглого стола считают необходимым подчеркнуть, что регулирование адвокатской деятельности, включая её стандартизацию, должно осуществляться на основе неукоснительного соблюдения презумпции добросовестности адвоката и адвокатской деятельности, поскольку иной подход не соответствовал бы самой сути института адвокатуры и традициям адвокатской деятельности;

- предмет государственного контроля за адвокатской деятельностью и адвокатурой должен ограничиваться выполнением адвокатами, адвокатскими образованиями и органами адвокатского самоуправления возложенных на них законодательством обязанностей в сфере соблюдения ограничений на совмещение адвокатской деятельности с иной деятельностью, за  представлением отчётности, а также путем участия представителя органа юстиции в формируемых в адвокатских палатах квалификационных комиссиях.

3. Участники Круглого стола отмечают, что крайне важным для государства и общества является наличие независимого суда, однако объявленная более 20 лет назад судебная реформа в России осталась в полной мере не реализованной. Претензии по этому поводу необходимо предъявлять не только к государству (хотя прежде всего это его вина), но и к представителям общества, поскольку суд - это не только непосредственно судья или судебный состав, но и стороны процесса, в т.ч. и представители этих сторон. От поведения сторон и их представителей в судебном разбирательстве, в частности, от добросовестности и разумности реализации ими своих процессуальных прав, во многом, а может быть и в первую очередь, зависит, будет ли суд скорым и справедливым.

На решение задачи квалифицированного судебного представительства направлена госпрограмма "Юстиция" и разрабатываемая в ее развитие "Концепция реформирования рынка квалифицированной юридической помощи".

Концепция имеет в своей основе публично- и частноправовое обоснование. Публичные задачи данного документа - распространение на всех профессиональных судебных представителей единых правил поведения путем объединения их в профессиональную корпорацию на базе адвокатуры, в том числе распространения существующего в ней обязательного правила о том, что никакие пожелания доверителя не могут влечь нарушение закона или злоупотребление правом представителем под угрозой исключения из профессии и наложения запрета на судебное представительство в дальнейшем.

В соответствии с положениями Концепции, право на профессиональное (систематическое) судебное представительство в чужом интересе получат юристы, объединенные в единую профессиональную корпорацию (адвокатуру). Исключение из этого правила допускается для участия в судебном процессе физического лица от своего имени и в своем интересе; для государственных и муниципальных служащих в качестве представителей органов, в которых они проходят службу; для работников юридических лиц в интересах организации-работодателя.

Не менее важная цель Концепции реформирования - полноценная реализация положений статьи 48 Конституции РФ о праве граждан на квалифицированную юридическую помощь. В рамках ее осуществления предполагается устранить из сферы оказания юридической помощи населению лиц, не имеющих юридического образования, мошенников, имеющих судимость и прочих недобросовестных лиц.

Объединение лиц, допущенных к профессиональному оказанию квалифицированной юридической помощи, в единую профессиональную корпорацию с обязательными и едиными для всех правилами допуска к данной деятельности, единого внутрикорпоративного контроля саморегулируемой организации и механизма разрешения споров между членами корпорации и их доверителями по вопросам качества оказания юридической помощи, а также общими для всех основаниями исключения из профессии - это механизм в полной мере решающий задачу удовлетворения граждан и организаций квалифицированной юридической помощью, а также исключения из этой деятельности лиц, нарушающих закон и не соблюдающих стандартов качества.

Участники Круглого стола с сожалением отмечают, что доработка Концепции сильно затянулась, при этом её содержание не в полной мере соответствует указанным выше фундаментальным требованиям. Такое положение дел дополнительно и существенно осложняет процесс реформирования системы осуществления правосудия, неотъемлемой частью которой являются адвокатская деятельность и адвокатура.

4. Участники круглого стола подчеркивают, что статья 48 Конституции РФ закрепляет право граждан на получение бесплатной юридической помощи в случаях, предусмотренных федеральным законом, и в то же время отмечают, что фактически данное право систематически нарушается государством, принявшим на себя обязательство финансировать эту деятельность.

Установленные Правительством РФ ставки на оплату труда защитника в уголовном судопроизводстве по назначению органов дознания, органов предварительного следствия и суда не соответствует объёму и сложности этой работы, они в разы меньше адекватного и справедливого уровня оплаты этих видов юридической помощи.  Аналогичная ситуация и со ставками оплаты при реализации данного конституционного права малоимущим населением в рамках Федерального закона "О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации".

Доклад в октябре 2016 года на 71-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН по вопросам независимости судей и юристов квалифицировал подобную существующую в ряде стран ситуацию, как нарушение прав граждан и ограничение их доступа к правосудию, поскольку установление несоизмеримо низких государственных расценок на данный вид деятельности неизбежно приводит к низкому качеству получаемой населением юридической помощи или к полному ее отсутствию.

Проблема усугубляется следующим: государство не только установило экономически необоснованные заниженные расценки на оплату бесплатной для населения юридической помощи, но уже неоднократно не выполняет принятых на себя обязательств по их индексации. Более того, и эту мизерную сумму государственные органы хронически не выплачивают, повсеместно формируя многомесячную задолженность. Государственная Дума РФ при принятии закона о федеральном бюджете, без объяснения причин и в нарушение Федерального закона от 31.05.2002 №63-ФЗ отказалась от целевого финансирования оплаты защиты по назначению, растворяя эти суммы среди прочих расходов министерств и ведомств.

Подобный подход по "остаточному принципу" и нецелевой характер финансирования провоцируют распорядителей бюджетных средств под любыми предлогами не производить или затягивать оплату защиты по назначению и расходовать эти деньги на иные нужды. В связи с этим представляется целесообразным предложить Министерству юстиции РФ с участием Федеральной палаты адвокатов РФ рассмотреть вопрос об альтернативах действующему механизму осуществления такой оплаты, осуществляемой через бюджетные перечисления органам расследования и судам. Эти альтернативы должны, во всяком случае, обеспечивать независимость адвокатов, а также защищённый (гарантированный) и строго целевой характер государственных расходов на оплату их труда.

5. Участники круглого стола отмечают, что об обеспечении полноценной состязательности как универсального конституционного принципа судопроизводства можно вести речь только при условии, если сторона в судебном процессе имеет доступ к квалифицированной юридической помощи. Отсутствие такой помощи лишает смысла принцип состязательности, а следовательно, свидетельствует о фактическом лишении доступа к правосудию.

Обеспечение права каждого на квалифицированную юридическую помощь возможно лишь тогда, когда специально уполномоченный на её оказание адвокат, как независимый профессиональный советник по правовым вопросам, имеет реальную возможность осуществить реализацию предоставленных ему законодательством профессиональных прав без какого-либо воспрепятствования, незаконного и необоснованного вмешательства в его профессиональную деятельность со стороны кого бы то ни было и при неукоснительном обеспечении государством законодательных гарантий адвокатской деятельности.

По мнению участников Круглого стола, основными критериями, обусловленными содержанием международно-правовых норм, которым должно соответствовать внутригосударственное законодательство в сфере юридического закрепления института профессиональных прав адвоката являются:

- обеспечение своевременного доступа адвоката к подзащитному;

- обеспечение конфиденциальности контактов адвоката с подзащитным;

- закрепление в законодательстве такого объема гарантированных профессиональных прав адвоката, который, в современных условиях развития государства и общества, является достаточным для эффективного выполнения соответствующей процессуальной функции;

- исключение любой возможности наказания адвоката за осуществление законной профессиональной деятельности;

- обеспечение невмешательства в законную профессиональную деятельность адвоката;

- эффективная защита от незаконных посягательств на личность, собственность и профессиональную деятельность адвоката со стороны государства.

Участники Круглого стола отмечают, что Федеральном законе "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" и процессуальном законодательстве определен широкий спектр профессиональных прав адвоката и гарантии его независимости, однако анализ практики применения отечественных нормативно-правовых актов и имеющихся к настоящему времени научных данных показывает, что многие правовые нормы, призванные способствовать адвокату эффективно осуществлять свою процессуальную функцию, недостаточно эффективны, как в силу несовершенства и пробелов в их содержании, так и в силу существенных дефектов правоприменения, препятствующих их полноценной реализации.

6. Участники круглого стола отмечают, что в настоящее время значительно возросло число фактов противоправного воспрепятствования адвокатской деятельности и фактов вмешательства в эту деятельность.

К наиболее распространенным и одновременно опасным способам вмешательства в адвокатскую деятельность и воспрепятствования ей следует отнести:

- уговоры, подкуп, угрозы в отношении адвоката с целью склонить его к отказу от ведения дела или ненадлежащей защите интересов доверителя;

- незаконный вызов адвоката следователем для "беседы" или допроса в качестве свидетеля по делу доверителя или иному делу, связанному с делом доверителя общими участниками или одними и теми же обстоятельствами, с целью получить сведения, составляющими адвокатскую тайну, а также с целью последующего устранения адвоката из дела;

- незаконные досмотры и обыски адвоката в СИЗО, при входе в помещение правоприменительных органов;

- незаконное проведение оперативно-розыскных мероприятий в отношении адвоката;

- незаконное и (или) необоснованное возбуждение уголовного дела в отношении адвоката;

- проведение обыска у адвоката, в его жилище, транспортном средстве или помещении адвокатского образования в отсутствие законных оснований, либо без предварительного получения решения суда;

- незаконное и (или) немотивированное отстранение адвоката от ведения дела;

-незаконное и необоснованное привлечение адвоката к административной и уголовной ответственности;

- незаконное и необоснованное инициирование привлечения адвоката к дисциплинарной ответственности путём направления должностными лицами, осуществляющими производство по делу, напрямую или через территориальный орган Министерства юстиции РФ, обращений в соответствующую Адвокатскую палату с требованиями о лишении статуса адвоката по надуманным основаниям;

- оговор (клевета) в отношении адвоката, унижение его достоинства;

- месть адвокату за осуществление профессиональной деятельности различными способами, в т.ч. путем посягательств на его жизнь, здоровье и имущество.

Кроме того, получили широкое распространение такие способы злоупотребления должностными лицами своими процессуальными полномочиями в целях воспрепятствования адвокатской деятельности, как:

- отказ в представлении ответа на адвокатский запрос или непредставление ответа на него, в том числе и путём уклонения от ответов по существу на поставленные адвокатом вопросы;

- непредставление материалов дела для ознакомления;

- отказ в допуске для встреч с доверителем, нарушение конфиденциальности таких встреч или их незаконное ограничение во времени;

- запрет на применение технических средств в деятельности адвоката;

- отказ в удовлетворении обоснованных и мотивированных ходатайств, в т.ч. и тех, в удовлетворении которых согласно требованиям законодательства не может быть отказано;

- несообщение о принятых по делу процессуальных решениях, непредставление документов, оформляющих процессуальные решения или сообщение недостоверной либо неполной информации;

- игнорирование жалоб адвокатов на действия (бездействие) должностных лиц, а также на судебные решения, немотивированный отказ в их удовлетворении жалоб на;

- не уведомление либо умышленное несвоевременное уведомление адвокатов о производстве процессуальных, следственных действий или судебных заседаний;

- запрет адвокату на совершение законных действий в рамках отдельных процессуальных, следственных или судебных действий (запрет на дачу кратких консультаций, непредставление протокола для подписания и внесения замечаний, требование немедленно завершить выступление в прениях и.т.п.).

Вследствие этих злоупотреблений адвокат нередко не имеет реальной возможности осуществлять полноценную и эффективную профессиональную деятельность в интересах доверителя.

Участникам Круглого стола представляется необходимым обратить внимание руководства Генеральной прокуратуры Российской Федерации, Следственного комитета Российской Федерации, Министерства внутренних дел Российской Федерации и Федеральной службы безопасности Российской Федерации на недопустимость фактов нарушений профессиональных прав адвокатов в деятельности, соответственно, поднадзорных и подконтрольных им органов.

7. По мнению участников Круглого стола, на современном этапе развития отечественного права и правоприменения, в том числе правоохранительной и правозащитной деятельности, требуется системное приведение законодательства, регулирующее адвокатскую деятельность всех видов, и практики его применения в полное соответствие с требованиями международно-правовых и конституционных норм, включая введение материально-правовых и процессуально-правовых гарантий и санкций, обеспечивающих их неукоснительное соблюдение.

В целях совершенствования регламентации профессиональных прав адвоката, исключения фактов незаконного вмешательства в деятельность адвоката и воспрепятствования ей, участники Круглого стола,  в дополнение к вышеуказанным предложениям Совета по развитию гражданского общества и правам человека, полагают необходимым принятие комплексного законопроекта, основанного на следующих идеях и предложениях:

- о введении уголовной и административной ответственности за незаконное воспрепятствование профессиональной деятельности адвоката и (или) незаконное вмешательство в эту деятельность;

- об исключении возможности привлечения адвоката к ответственности за непредставление сведений (информации), составляющей адвокатскую тайну, по запросу должностных лиц государственных органов и иных лиц;

- об исключении возможности привлечения адвоката к ответственности за выраженное им при осуществлении профессиональной деятельности мнение и закреплении возможности производства этих действий, кроме случаев, когда судом установлена вина адвоката в совершении преступных действий, либо когда в рамках дисциплинарного производства установлен факт виновного нарушения адвокатом положений действующего законодательства или требований профессиональной этики;

- об устранении всеобщего, не конкретизированного по срокам, предмету и порядку применения, запрета на разглашение адвокатом-защитником данных предварительного расследования;

- о конкретизации перечня лиц, связанных с адвокатом, на которых распространяется государственная защита, путем включения в него родственников и близких лиц и расширении перечня государственных органов, осуществляющих защитительные мероприятия;

- об установлении условия привлечения адвоката, как специального субъекта, осуществляющего публично-правовую функцию по обеспечению конституционной гарантии оказания квалифицированной юридической помощи, к уголовной или административной ответственности лишь при наличии согласия квалификационной комиссии Адвокатской палаты субъекта Российской Федерации, с предоставлением комиссии права отказать в даче согласия, в случае, если будет установлено, что инкриминируемое адвокату деяние обусловлено правомерным осуществлением им профессиональной деятельности;

- о совершенствовании порядка производства обыска у адвоката, в жилище или ином занимаемом им помещении, транспортном средстве, а также в помещении адвокатского образования путем установления императивного законодательного требования получения предварительного судебного разрешения на эти действия и установления обязательных требований к подобным решениям, порядку производства мероприятий, перечня предметов, не подлежащих изъятию;

- о введении запрета на использование в качестве доказательств в любом виде судопроизводства сведений, предметов и документов, входящих в производство адвоката по делам его доверителей, за исключением орудий преступления, а также предметов, которые запрещены к обращению или оборот которых ограничен в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо сведений, предметов и документов, добровольно предоставленных адвокатом по согласованию с доверителем;

- о включении в перечень лиц, не подлежащих вызову и допросу в качестве свидетелей, доверителя адвоката, по вопросам, касающимся содержания его общения с адвокатом, содержания рекомендаций, данных адвокатом, планируемых и осуществляемых адвокатом действий по представлению и защите законных интересов доверителя;

- об ответственности за нарушение прямого законодательного запрета на истребование от адвоката-защитника при встречах с подзащитным иных документов, помимо удостоверения адвоката и ордера, и о придании удостоверению адвоката статуса документа, удостоверяющего личность;

- об установлении законодательного запрета на производство оперативно-розыскных мероприятий и на применение мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, а также следственных действий в отношении адвоката без предварительного судебного разрешения, запрета использования полученных в результате этих действий предметов и документов в качестве доказательств обвинения в случаях, когда они входят в производство адвоката по делам его доверителей, о запрещении задержания адвоката по подозрению в совершении преступления на срок свыше 3-х часов без судебного решения, установлении обязательного порядка немедленного сообщения о произведенном задержании адвоката и привлечении его к уголовной ответственности в Адвокатскую палату субъекта Российской Федерации, о разрешении присутствия при производстве следственных действий и судебного рассмотрения уголовного дела в отношении адвоката, специально уполномоченного представителя Адвокатской палаты субъекта Российской Федерации;

- об установлении процессуальной санкции в виде запрета на направление уголовного дела в суд, в случае отказа в удовлетворении ходатайства адвоката-защитника о проверке и приобщении к материалам дела собранной им доказательственной информации и отказа в использовании этой информации в процессе доказывания, когда согласно ст. 159 УПК РФ, в удовлетворении соответствующего ходатайства не может быть отказано;

- о введении судебного порядка дачи разрешения на получение адвокатом-защитником ответа на запрос, справок, характеристик, иных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и иных организаций, если они содержат государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, а также сведений, содержащих информацию о вкладах и счетах граждан в банках и иных кредитных организациях, либо о получении информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами и иных сведений, содержащих информацию ограниченного доступа, о введении административной ответственности за непредставление сведений (информации) по запросу адвоката, о сокращении срока получения ответа на запрос адвоката;

- об установлении судебного порядка привлечения к административной ответственности за непредставление сведений по запросу адвоката по ст. 5.39 КоАП РФ, в случае если субъектом правонарушения являются должностные лица органов прокуратуры, а также следственных органов и органов дознания;

- об исключении нормативных положений, согласно которым встреча адвоката-защитника с подзащитным по решению дознавателя или следователя может быть сокращена до двух часов, о разрешении проносить на территорию места содержания под стражей персональные компьютеры для совместного с подзащитным изучения материалов уголовного дела и составления процессуальных документов, о запрещении производства оперативно-розыскных мероприятий во время встреч адвоката с доверителем, о конкретизации перечня оснований для осуществления перлюстрации переписки адвоката с его доверителем, содержащимся под стражей, о детализации оснований и порядка проведения личного досмотра адвоката при посещении мест содержания под стражей;

- о разрешении адвокату-защитнику при участии в следственных и процессуальных действиях без ограничений применять технические средства для фиксации хода и результатов этих действий, о детализации содержания профессионального права адвоката-защитника на применение технических средств в ходе расследования и рассмотрения уголовного дела, о разрешении иным лицам по поручению адвоката-защитника осуществлять киносъемку, видеосъемку и аудиозапись;

- о детализации содержания права адвоката-защитника на ознакомление с материалами уголовного дела в процессе предварительного расследования с расширением перечня документов, с которыми он вправе знакомиться, включая возможность изготовления их копий либо получения таковых от следователя (дознавателя);

- об уточнении содержания профессионального права адвоката-защитника на ознакомление с материалами уголовного дела по завершению предварительного расследования путем введения процедуры ознакомления, исключающей произвольное изменение и дополнение материалов дела, об уточнении перечня оснований, не позволяющих адвокату-защитнику получать и хранить при себе копии из материалов дела;

8. Участники Круглого стола отмечают, что российские реалии свидетельствуют о многочисленных, в том числе системных фактах затруднения или лишения доступа граждан к правосудию. Особо остро эта ситуация стоит в отношении лиц, заключенных под стражу в ходе расследования и судебного рассмотрения дела, поскольку уголовное судопроизводство наиболее существенно затрагивает их права, а также с учетом невозможности для арестованного совершить какие-либо действия в целях личной реализации этого права по причине лишения его свободы и возможности беспрепятственного передвижения.

Данная проблема является системной и повсеместной. Ее причина в отсутствии достаточного количества помещений для встреч арестованных с защитниками, а также крайне неэффективное администрирование этих процедур в местах содержания под стражей и отношение администрации указанных учреждений к адвокатам по остаточному принципу. На многочисленные обращения различных институтов гражданского общества (уполномоченные по правам человека, адвокатура, наблюдательные комиссии, правозащитные организации и проч.) Федеральная служба исполнения наказания РФ и её подразделения должным образом не реагируют, ограничиваясь лишь общими декларациями. Лишь в следственном изоляторе Симферополя (Республика Крым) увеличили количество комнат для получения юридической помощи арестованными путем установления модульных помещений. Однако повсеместно распространять этот опыт и решать проблему даже таким достаточно малозатратным способом органы исполнения наказания отказываются.

Не желают органы ФСИН РФ принять соблюдение конституционных прав граждан в качестве приоритета своей деятельности. Так, вывод следственно-арестованного из камер в помещение для получения юридической помощи осуществляется по остаточному принципу: сотрудник на вывод направляется для этих целей, только если он не занят формированием этапирования или конвоирования, обеспечением судебной процедуры конференц-связи или иными процедурами в следственном изоляторе или изоляторе временного содержания.

Эти и многие другие нарушения в системе ФСИН РФ носят системный и хронический характер, что заставляет констатировать невозможность решения этих проблем в рамках существующей системы пенитенциарного управления. В этой связи следует всерьез рассмотреть альтернативные модели, в том числе: государственная тюремная корпорация или частные тюрьмы под госконтролем в рамках государственно-частного партнерства.

9. Участники Круглого стола отмечают, что "Стандарт участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве", разрабатываемый в настоящее время Комиссией по этике и стандартам Федеральной палаты адвокатов РФ с участием региональных адвокатских палат и отдельных адвокатов, при условии надлежащей доработки проекта с учётом замечаний, высказанных в ходе широкого обсуждения в адвокатском сообществе, будет полезен как для адвокатов, так и для доверителей.

Необходимость разработки и принятия Стандарта обусловлена тем, что многие значимые и сложные аспекты деятельности адвоката-защитника не нашли своего прямого отражения в нормах Федерального Закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" и положениях Кодекса профессиональной этики адвоката, в связи с чем положения Стандарта следует воспринимать как направленные на восполнение существующего ныне правового вакуума применительно к некоторым организационным и тактическим вопросам деятельности адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве.

Положения обсуждаемого проекта Стандарта направлены на установление выработанных практикой адвокатской деятельности минимальных требований, которые необходимо соблюдать адвокату-защитнику вне зависимости от того, осуществляет ли он защиту по соглашению или по назначению.

В случае принятия Стандарта адвокат-защитник сможет ссылаться на его положения при обосновании своих конкретных решений и действий в рамках его профессиональной деятельности, а это будет в значительной степени способствовать минимизации риска необоснованных претензий к нему со стороны доверителей, судей и следственных органов. С другой стороны, положения Стандарта после его утверждения уполномоченным федеральным органом адвокатского самоуправления будут способствовать более эффективному реагированию в рамках дисциплинарного производства адвокатских палат на выявляемые факты недобросовестности адвокатов, включая так называемых "карманных адвокатов", вплоть до прекращения их статуса. При этом участники Круглого стола вновь подчёркивают, что регулирование адвокатской деятельности, включая её стандартизацию, должно осуществляться на основе неукоснительного соблюдения презумпции добросовестности адвоката и адвокатской деятельности, поскольку иной подход не соответствовал бы самой сути института адвокатуры и традициям адвокатской деятельности.

10. Участники круглого стола полагают необходимым предложить уполномоченным органам государственной власти и управления рассмотреть вопрос о необходимости отмены фактически установленного требования об обязательном указании в квитанции об оплате государственной пошлины при подаче в суд исковых заявлений и иных обращений идентификационного номера налогоплательщика (ИНН). Это требование необходимо исключить ввиду того, что некоторые граждане Российской Федерации не имеют ИНН, при этом обязанности его получения законом не установлено, а иностранные граждане не могут его получить, за исключением случаев осуществления ими предпринимательской деятельности на территории Российской Федерации. Фактическое отсутствие у лиц, не имеющих ИНН, возможности оплатить государственную пошлину лишает этих лиц права на доступ к правосудию по указанной причине.

11. Участники круглого стола полагают, что органам государственной власти и управления, органам адвокатского самоуправления необходимо поддерживать тесную связь как между собой, так и с ведущими российскими и зарубежными учёными и высшими учебными заведениями, в которых углубленно изучаются вопросы адвокатуры и адвокатской деятельности. При обсуждении вопросов о необходимости и целесообразности внесения изменений в действующее законодательство об адвокатской деятельности и адвокатуре, и иное связанное с ним законодательство, следует привлекать в рабочие группы ведущих преподавателей высших учебных заведений. В свою очередь, представителей адвокатского сообщества следует шире привлекать к участию в работе экспертно-консультационных органов, действующих при органах власти (включая судебную) и управления.

12. Участники круглого стола отмечают положительный опыт адвокатского сообщества, которому удалось в принятых Советом ФПА РФ Правилах поведения адвокатов в сети Интернет найти разумный компромисс между реализацией адвокатами конституционных гарантий свободы слова, мнений и информации в сети Интернет и соблюдением ими самоограничений, основанных на требованиях к публичному поведению адвоката, обязанного при всех обстоятельствах заботиться о соблюдении чести и достоинства, поддержании и укреплении авторитета корпорации и традиций адвокатуры. Участники Круглого стола полагают, что и гражданскому обществу, и публичной власти было бы полезно воспользоваться этим опытом адвокатской корпорации. При создании разумных и понятных, чётко сформулированных рамочных условий поведения в сети, присутствие в ней представителей любых профессий и видов деятельности следует не только позволить, но и поощрять.

13. Участники круглого стола разделяют беспокойство правозащитного сообщества по поводу возрастающих рисков для активных участников гражданского общества, связанных с привлечением их различным видам ответственности в связи с выражением гражданской позиции. В этой связи участники Круглого стола отмечают активную положительную роль адвокатского сообщества не только в защите прав и законных интересов гражданских активистов по конкретным делам, но и в их превентивном консультировании по вопросам, связанным с минимизацией рисков и обучением наиболее безопасному поведению при проведении массовых мероприятий и участии в них, а также при обыске, задержании, проведении следственных действий и т.п. Участники Круглого стола считают, что такое сотрудничество должно продолжаться и углубляться.